Стоическая традиция

share the uri
  • Стоическая традиция

    Поздняя античность, Средние века, эпоха Возрождения. Еще для Плотина Стоя была оппонентом, заслуживающим внимательного отношения. Император-неоплатоник Юлиан называл главными авторитетами Пифагора, Платона, Аристотеля, Хрисиппа и Зенона [Юлиан. Письма 45, 300d], а стоиков в целом предпочитал перипатетикам [Письма 14, 286a]. Учение Стои оказалось объективно полезным для целого периода христианской литературы, который предшествует платоническому и простирается приблизительно до середины III в. Физика могла быть использована против докетизма и дуализма гностиков, а стоическая этика (особенно в области практических предписаний) имела немалое сходство с раннехристианской. Заимствования были сделаны из многих областей физики – «естественное» богопознание, Слово-Логос, Провидение, единство мироздания, основы психологии и антропологии, теория чувственного ощущения – и особенно из этики: природный закон, понятие о надлежащем, о страстях и бесстрастии, о благе и добродетелях, идеал мудрости, увещательная этика.

    Крупнейший апологет II в. Юстин слушал неких стоических философов и открыто одобрял учение Стои [2 Апология 8]. Согласно «Церковной истории» Евсевия [V 10], основатель Александрийской богословской школы и учитель Климента Пантен первоначально был стоиком. Совершенно исключительным случаем даже на фоне широкой диффузии стоических идей в христианской литературе является Тертуллиан – единственный христианский автор, который принимает теорию всеобщего соматизма: все сущее телесно, бестелесное не существует, а третьего не дано [Тертуллиан. О душе 7; О плоти Христа 11 и др.]. Бог, Дух и душа также телесны, но имеют особую вещественность [О дуще 9; Против Праксея 7]. Прочие заимствования Тертуллиана (теория познания, психология, антропология, этика) – достаточно типичны. Тертуллиан, Климент Александрийский и Ориген входят в число важных источников раннестоического корпуса текстов. Даже после окончательного торжества платонической парадигмы встречаются положительные отзывы о стоиках. По мнению Иеронима [Комм на кн. Исайи IV 11], стоики во многом «совпадают с нашим учением». Некоторые стоические мотивы (восхваление мудрости) характерны для раннего Августина.

    В Средние века Стоя как интеллектуальное течение была на некоторое время забыта. Память сохранялась лишь об отдельных авторах – преимущественно о поздних стоиках – но без акцентирования их школьной принадлежности. В XII в. «Письма» Сенеки соперничают в популярности с сочинениями Цицерона; Сенеку часто цитирует Роджер Бэкон. На Западе уже в VIII в. распространяется анонимный диалог «Спор Адриана Августа и философа Эпиктета». На Востоке Эпиктет пользовался еще большей известностью; «Руководство», переложенное для нужд монастырской жизни, приписывалось Нилу Анкирскому (VII в.). Внимание к Марку Аврелию на Западе появляется в XIV в. (которым датируется самая ранняя рукопись).

    Вторичное открытие Стои в XV в. – начале XVI в. стало возможно благодаря активной работе по собиранию, изданию и переводу текстов Диогена Лаэртия, Плутарха, Цицерона, Сенеки, Эпиктета и Марка Аврелия. Появились филологические изыскания, в ряде случаев до сих пор не потерявшие значения. На первом месте хронологически оказалась позднестоическая моралистика. Так была подготовлена почва для нового явления.

    Неостоицизм и ответная реакция. Родиной неостоицизма стала Франция. Он был вызван к жизни потребностью в новом мировоззрении и активизировал изучение Стои как целостного течения мысли. Главнейшие представители – Липс, Дю Вер и Шаррон. Жюст Липс (1547–1606 гг.) выполнил первую серьезную реконструкцию учения Стои как целого. В «Руководстве к стоической философии» (1604 г.) Липс кратко изложил историю античной философии и привел доказательства преимущества Стои, предложил очерк стоической этики и разъяснил парадоксы о мудреце. Помимо Сенеки и Эпиктета он привлек новые важные источники (в порядке частоты цитирования): Посидония, Зенона, Хрисиппа и Клеанфа. Помимо того Липс выпустил стоицизирующий труд «О постоянстве» (1584 г.). В этих работах стоицизм представлен как сумма полезных для христианина советов, которые выводятся уже не из одного Сенеки или Эпиктета, а из всего учения. Гийом Дю Вер (1556–1621 гг.) видел свою задачу в том, чтобы дать христианину надлежащее подспорье в виде стоицизма. В книге «Святая философия» (1584 г.) он перечислял элементы стоической доктрины, совместимые с христианством, а в книге «Моральная философия стоиков» (1585 г.) предложил христианскую адаптацию стоической этики в духе Липса. Пьер Шаррон (1541–1603 гг.) в книге «О мудрости» обосновал ценность автономной морали и апатии в стоическом духе.

    Неостоики были согласны в следующем. Добродетель – единственное благо; благо – в согласии с разумной природой. Мир управляется благим промыслом, разум – гарант добродетели; страсти проистекают из ложных мнений. Апатия тождественна героической твердости духа. Исполнение обязанностей есть требование природного закона. Эти мировоззренческие постулаты должны помочь христианину стать лучшим христианином. В целом эту систему взглядов разделяли М. Миттнер и И. Шелленбекрг в Германии, Х. де ла Крус и Ф. Кеведо в Испании. Неостоицизм был важным этапом на пути к восприятию Стои как единой школы и целостной системы взглядов, хотя элементы «академического» знания (систематизация сведений, критика текста и т.д.) не имели для неостоиков самодовлеющего значения. Доминировала потребность извлечь из учения Стои «лекарство», помогающее пережить неурядицы «смутных» времен.

    В XVII в. во Франции начала формироваться и партия противников всего стоического. Шапелен, Буало, Фонтенель, Лабрюйер и Мальбранш полагали, что стоические идеалы недостижимы. Радикальную оппозицию составляли янсенисты и Паскаль. В стоическом мудреце он видел соединение внешней униженности и дьявольской гордыни [Паскаль. Мысли 524–528] и считал, что союз Стои (и любой языческой «мудрости») с христианством немыслим. XVIII в. в целом был настроен критически по отношению к Стое. Антистоическая программа достигает завершенности у Мармонтеля и особенно у Ламетри. Наступившее «охлаждение» к Стое открыло простор для неангажированных академических исследований. В начале XIX в. процесс поляризации в основном закончился. Наивная моралистика окончательно ушла в прошлое. Четко выделились два направления: академическое, давшее весь корпус научных исследований (этому предмету посвящено «Введение»), и возрожденный в новом облике неостоицизм, который можно назвать «терапевтическим» стоицизмом.

    «Терапевтический» стоицизм. Стоицизм не поможет и только навредит человеку, которому есть во что верить и на что надеяться. Но другим учение Стои дарует последнее прибежище, терапию. «Терапевтический» стоицизм особенно подошел для XX в.: чтобы избежать трагедии, надо не считать ее таковой. Но выяснилось, что простой «добавкой» к христианству (как у неостоиков) стоицизм быть уже не может: он сам по себе способен к врачеванию не менее, чем всякая другая религия. «Терапевтический» стоицизм вызвал к жизни отдельную ветвь литературы (например, книги Бодуэна, Лещинского, Картона). Вершиной «терапевтического» стоицизма стала попытка превратить его из суррогата религии в настоящее вероисповедание. В 20-х годах XX в. Гюстав Луазель решил создать новую религию на основе учения Марка Аврелия; она не спасала, но обещала заменить собой христианство как нравственное просвещение. В последнее время стоицизм начинает рассматриваться как источник продуктивных философем – уже не на основе моралистики, а на основе высокой школьной теории (Делёз и др.).

     

  • Bibliography

  • Abel G. Stoizismus und Frühe Neuzeit. Berlin; New York, 1978.
  • Baudoin Ch., Lestchinsky A. La Discipline intérieure d’après les techniques morales (Bouddhisme, Stoïcisme, Christianisme, Cure mentale) et d’après les Psychothérapies. Neuchatel, 1924.
  • Carton P. Le naturisme dans Sénèque. Paris, 1922.
  • Colish M.L. The Stoic tradition from Antiquity to the early Middle Ages. T. 1–2. Leiden, 1985.
  • Jadaane F. L᾿influence du Stoïcisme sur la pensée musulmane. Beyrouth, 1968.
  • Loisel G. Le Marc-Aurélisme. Doctrine stoïcienne de vie harmonieuse et d’action sociale selon la nature universelle et selon la nature humaine. Paris, 1930.
  • Loisel G. Liberté, Droit, Bonté. Marcaurelia. Doctrine néo-stocienne de vie religieuse, morale et sociale. Paris, 1928.
  • Oltramare A. Les origines de la diatribe romaine. Genève; Lausanne, 1926.
  • Saunders J.L. Justus Lipsius. The Philosophy of the Renaissance stoicism. New York, 1955.
  • Spanneut M. Le stoïcisme des péres de l’église. De Clément de Rome а Clément d’Alexandrie. Paris, 1957.
  • Spanneut M. Permanence du Stoïcisme: De Zénon à Malraux. Gembloux, 1973.
  • Tanner R.G. The case for Neo-stoicism today // Prudentia. 1982. No. 14. P. 39–51.
  • Zanta L. La Renaissance du Stoïcisme au XVI-e siècle. Paris, 1914.