Апохавада

share the uri
  • Апохавада

    К концепциям праман тесно примыкает введенное буддистом Дигнагой учение о лингвистической референции, в терминологии буддистов – выделяющем значении слова (апохавада, apoha-vāda). Апохавада часто используется буддистами в качестве источника аргументов для опровержения оппонентов, а западные исследователи включают эту концепцию в индийскую логику. Согласно апохаваде, значением слова (термина) является не реальный объект (в широком смысле этого слова – отдельная вещь, универсалия, отношение между вещью и ее универсалией), но квазиобъект, существование которого зафиксировано конвенциональной практикой словоупотребления (вьявахарика). Посредством обозначения он выделяется из множества других объектов, не являющихся значениями данного термина. Хрестоматийным примером, демонстрирующим отношение слова и его значения в дискуссиях, является пример слова «корова». Реалисты (найяики) считали, что оно обозначает сущность (универсалию) всех коров – «коровность»; буддисты доказывали, что с «коровностью» конвенционально связываются отдельные качества, а полученный таким образом ментальный конструкт (кальпана, kalpanā), или общее представление объекта – саманья-лакшана (sāmānya-lakṣaṇa) – позволяет сказать только то, что обозначаемый объект не является быком, лошадью и т.д. То есть слова обозначают внешнюю реальность опосредованно, негативно: слово указывает на то, чем мысленно сконструированный объект не является, что отличает его от всех других объектов универсума, противопоставляет его (А) им (как не-А).

    Теория значений не ограничивается лишь эпистемологией, ибо в ней затрагивается онтологический статус объектов, универсалий и отношений между объектами и универсалиями, а, кроме того, как показал Кей Катаока [Kei Kataoka, 2016, р. 818], негативная семантика апохавады обосновывала применимость слова в качестве логического основания (хету) вывода (анумана).

    Буддийская теория значений стала ответом на реалистические лингвофилософские концепции, которые берут начало в школе грамматистов, ведущей свою историю от создателя грамматики санскрита Панини (VIV вв. до н.э.), и были затем артикулированы комментаторами Панини: Катьяяной (III в. до н.э.) и Патанджали (II в. до н.э.) [Лысенко, 2009, с. 884]. Представители реалистических школ вайшешики, ньяи, мимансы, веданты, санкхьи, йоги Патанджали и джайнизма придавали большое значение проблеме лингвистической референции и в своих решениях этой проблемы исходили из наличия позитивной связи между словом и его значением, которая считалась вечной, неизменной, никем не созданной. В основе реалистических концепций лежат три принципа: наличие двух уровней реальности (эмпирической – низшей и трансцендентной – высшей), соответствие языка и реальности (слова и его значения-референта, денотата) в силу их принадлежности одному уровню реальности (эмпирической), одновременного постижения слова и его значения. Наличие в санскрите только одного слова артха (artha) для обозначения «объекта слова», понимаемого в самом широком смысле (и как предметное, и как смысловое значение), и использование одного слова учьяте (ucyate, синоним – вачака, vācaka) для отнесения слова (шабды) к его значению (артха) создавали предпосылки для различных толкований «значения термина» у разных авторов. Одни из них считали, что значением слова выступает обозначаемый им индивид – партикулярия (вьякти, vyakti), другие рассматривали в качестве значения универсалию (джати, jāti / саманья, sāmānya), третьи – отношение между ними (самбандха, saṁbandha), четвертые – носителя универсалии (джатимат, jātimat).

    Для буддистов ни эмпирические объекты, ни универсалии, ни тем более отношения между ними не существуют реально, поэтому ни партикулярии, ни универсалии, понимаемые реалистически, не могли быть для них значениями слов. Множественность лингвофилософских концептов в индийской традиции обусловлена тем, что в разных системах индийской мысли они использовались для решения несходных задач. Так, представители мимансы рассматривали проблему значений в связи с вопросом о принадлежности слова (шабда) к числу праман; буддийская теория значений включала в учение о выделяющем значении слов концепцию пяти видов умственного конструирования (панча-видха-кальпана); в джайнизме представления о лингвистической референции получили выражение в концепции «точек зрения» (наявада).

  • Bibliography

  • Dunne J.D. Key Features of Dharmakīrti’s Apoha Theory // Apoha: Buddhist Nominalism and Human Cognition / Eds. M. Sderits, T. Tillemans and A. Chakrabarti. New York, 2011. P. 84‒108.
  • Ganeri J. Apoha, Feature-Placing, and Sensory Content // Apoha: Buddhist Nominalism and Human Cognition / Ed. by M. Siderits, T. Tillemans and A. Chakrabarti. New York, 2011. P. 228‒246.
  • Kei Kataoka. Horns in Dignāga’s Theory of apoha // JIPh. 2016. Vol. 44. P. 867‒882.
  • Vidyābhūṣaṇa S.C. A History of Indian Logic: Ancient, Mediaeval and Modern Schools. Calcutta, 1921.