Docta ignorantia и антиномистический монодуализм С.Л. Франка

share the uri
  • Docta ignorantia и антиномистический монодуализм С.Л. Франка

    Философский метод осмысляется Франком как рациональное постижение рационально непостижимого. Философия, будучи рациональным знанием, по-настоящему начинается только тогда, когда выходит за пределы чистого рационализма: «Лишь в силу того, что через систему понятий может быть намечена предшествующая ей сфера, которая служит первым основанием самих понятий как таковых, возможно свободное от порочного круга философское знание вообще» [Франк, 1915, с. 336]. Эта «предшествующая сфера» постигается только «умным видением, созерцающим то, что прежде всякого познания» [Там же, с. V). Методологический инструментарий такого постижения Франк находит в учении Николая Кузанского о docta ignorantia («знающем незнании», или «умудрённом неведении») и принципе антиномистического монодуализма.

    Франк различает в этом методе несколько этапов. Первым шагом является уяснение того, что при определении непостижимого отрицание должно выступать как «потенцированное отрицание – именно, как отрицание самого отрицания» [Франк, 1939, с. 100]. Опираясь на Николая Кузанского, Франк считает, что всё определённое, в качестве «такого, а не иного», предполагает категориальную форму «не-инаковости», тождественную непостижимому, «которое мы улавливаем и познаём именно тем путём, что отрицаем в отношении него отрицание». Иными словами, применимое к сфере определённости начало «либо одно, либо другое», заменяется началом «и то, и другое», в котором мы имеем непостижимое как «всеобъемлющую полноту» [Там же, с. 100–101].

    На втором этапе выясняется, что формула «и-то-и-другое» сама является соотносительной различению «либо-либо», т.е. уже предполагает некое многообразие и потому неприменима к первичному единству. В этом аспекте непостижимое не есть ни «и-то-и-другое», ни «либо-либо» – оно предстает уже как «ни-то-ни-другое» [Там же, с. 102] и тем самым как безусловно отрешённое ничто.

    Но таким образом мы приходим не к отрицанию отрицания, а к утверждению абсолютного отрицания. Выход из этого тупика Франк видит не в умножении логических отрицаний и последующим их синтезом (гегелевским снятием), а в возвращении к первому этапу и переосмыслении его как восхождения к металогике бытия. На третьем этапе путём уяснения ограниченности чисто логического смысла отрицания отрицания необходимо действительное преодоление отрицания через усмотрение в нём положительного содержания – момента связи различного. Онтологический смысл отрицания состоит в различении, т.е. «усмотрении различия, дифференцированности бытия как его положительной онтологической структуры», и в этом смысле «отрицательное отношение» и «отрицаемое» на самом деле не может быть отрицаемо, ибо предстаёт в качестве «правомерной и неустранимой реальности» [Там же, с. 107]. От чисто логической триады Франк переходит к триадической логике самого бытия, основным принципом которой является принцип антиномистического монодуализма: «Мы всюду стоим перед тем соотношением, что логически раздельное, основанное на взаимном отрицании, вместе с тем внутренне слито, пронизывает друг друга – что одно не есть другое, и вместе с тем и есть это другое, и только с ним, в нем и через него есть то, что оно подлинно есть в своей последней глубине и полноте» [Там же, с. 119].

    Металогика, или антиномистический монодуализм (Франк называет этот метод также «трансцендентальным мышлением»), означает использование понятий, выходящих за рамки односторонности своего определения, они, собственно, уже не являются понятиями, поскольку не определяют (о-предел-яют) ограниченную качественную область («вид»), относящуюся к другой области («роду»), а скорее охватывают всю возможную совокупность своих определений. Если речь идет о бытии (абсолютном), то не как о чем-то противоположном сознанию, а как о том бытии, которое является основой противопоставления бытия и сознания. Если говорится о всеединстве, то не как о единстве, противополагаемом множеству, а как о первичном единстве, на основе которого только и возможно раздвоение единства и множества. То же самое – относительно бесконечности, вневременности и т.д. Иными словами, речь идет не о понятийном (логическом), а о металогическом познании. Оно приближается к образному познанию – так, не понятиями, а образами «света» и «тьмы» пользуется евангелист Иоанн, давая «некий наглядный намек на отвлеченно непостижимую тайну бытия» [Франк, 1949, с. 25]. Металогическое познание существует и как необходимое дополнение и уточнение логического. Оно дополняет формальную логическую связь материальным содержанием, на основе которого только и возможны логические построения.

  • Sources

  • Франк С. Л. Абсолютное // Франк С. Л. Русское мировоззрение. СПб., 1996. С. 58–72.
  • Франк С.Л. Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии. Париж, 1939.
  • Франк С.Л. Предмет знания. Об основах и пределах отвлечённого знания. Пг., 1915.
  • Франк С.Л. Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия // Франк С.Л. Реальность и человек. М., 1997. С. 208–431.
  • Франк С.Л. Свет во тьме: Опыт христианской этики и социальной философии. Париж, 1949.
  • Bibliography

  • Stammer D. Im Erleben Gott begegnen. Zur philosophischen Theologie Simon L. Franks. München, 2016.
  • Szombath A. Die antinomische Philosophie des Absoluten: ein Mitdenken mit S.L. Frank. München, 2004.
  • Аляев Г.Е. Семен Франк. М., 2017.
  • Мотрошилова Н.B. Мыслители России и философия Запада. М., 2006.
  • Оболевич Т. Семен Франк. Штрихи к портрету философа. М., 2017.
  • Элен П. Семен Л. Франк: Философ христианского гуманизма. М., 2012.